Расписные надгробные стелы Херсонеса

2020-9-4 23:01| 发布者: 马兰| 查看: 6| 评论: 0

摘要: Расписные надгробные стелы – явление в античном мире достаточно редкое, поэтому, каждая находка является уникальной. Прекрасным примером таких надгробий являются стелы из башни З ...

Расписные надгробные стелы – явление в античном мире достаточно редкое, поэтому, каждая находка является уникальной. Прекрасным примером таких надгробий являются стелы из башни Зенона в Херсонесе. Расписные стелы известны в Афинах, на Кипре, в Македонии, в некрополе Сайды (совр. Турция), особенно много их в некрополе города Деметриас, около современного г. Волос (Греция). Памятники эти сохранились плохо, слой краски виден лишь на некоторых из них, и то лишь фрагментарно. В несколько лучшем состоянии надгробия из Большого кургана в Вергине. На этих памятниках сохранился красочный слой, поскольку они были обнаружены в насыпи кургана, т.е. не находились под открытым небом.

Херсонесские стелы являются важным источником не только по истории Херсонеса, но и античного мира в целом. Первые расписные надгробия были обнаружены в Херсонесе К.К. Косцюшко - Валюжиничем в 1897 году. К сожалению, учёный не датировал памятники и оставил очень скудное их описание. В 1910 году четыре стелы обнаружил в ходе исследования башни Зинона Р.Х. Лепер. Памятники сохраняли следы полихромии, но из-за плохих условий хранения их очень скоро утратили. Через полстолетия многочисленные надгробные памятники были обнаружены в ходе консервационных работ в башне Зинона под руководством С.Ф. Стржелецкого и В.Н. Даниленко.

Из ядра башни было извлечено 345 фрагментов различных типов надгробий и архитектурных деталей, из которых 165 сохранили остатки полихромной росписи, 42 имеют надписи. Было собрано 146 фрагментов надгробных стел, некоторые из них удалось собрать полностью. Кроме того, были найдены фрагменты архитектурных сооружений, которые также относились к погребальным сооружениям – в частности, фрагменты наисков и саркофагов.

Поскольку херсонесские расписные стелы находились в забутовке ядра башни и не были подвержены воздействию природных явлений, многие из них почти полностью сохранили красочный слой. Такая степень сохранности позволяет судить не только о погребальном обряде, экономике города и составе населения, но и об уровне художественного мастерства эллинистических мастеров, прежде всего, собственно херсонесских.

Тогда же, в 1960-е годы, стелы были подробно описаны. Надгробные памятники, прежде всего как исторический источник, были блестяще проанализированы В. Н. Даниленко. Ему же принадлежит типология херсонесских стел. Также изучением надписей, рельефов и росписи стел занимались Э. И. Соломоник, С. Ф. Стржелецкий, Л. Г. Колесникова.

Предполагается, что не все надгробные памятники извлечены из башни. Не до конца ясны условия, при которых надгробия попали в кладку первого строительного периода башни. Стелы, проливая свет на разнообразные сферы жизни Херсонеса, ставят, тем не менее, перед исследователями ряд вопросов. Чем объясняется строгость погребального обряда в Херсонесе? Как выполнялись росписи стел (состав некоторых красок, инструменты, которыми выполнялись росписи – все это остается пока неизвестным)? Наконец, как выглядело надгробие и херсонесский эллинистический некрополь в целом? Эти вопросы решены сегодня только на уровне гипотез.

Восстановленная стела выглядит как вертикально стоящая плита, высотой от 160-170 до 200 см, шириной от 27 до 48 см и шириной от 11 до 22 см. К верхней части стела сужается, это предаёт ей лёгкие и стройные пропорции. Херсонесские стелы имеют местное происхождение, сделаны из местного известняка, т. н. «инкерманского камня». Привозными были, очевидно, только редкие детали – мраморные акротерии и розетки (аттические). Внизу каждая имеет прямоугольный шип, с помощью которого она крепилась на постаменте, скорее всего, ступенчатом.

На лицевой грани писалось имя умершего: для мужчины это его имя с именем отца, для женщины – её имя с именем её мужа и именем её отца (иногда только имя мужа или только имя отца). Под именем рельефно или живописно изображались атрибуты умершего. Это правило очень строгое для Херсонеса, где изображение людей на эллинистическом надгробии, в отличие, например, от Афин, встречено только в одном случае (стела Лисханорида, сына Эукла). Следует учитывать, что Эукл был иностранцем с острова Тенедос, чем объясняется необычность памятника. Во всех же остальных случаях изображение умершего заменяется изображениями, с ним связанными.

Для женщин это всегда яркая лента – тэния и алабастр (сосуд). Мужчины в Херсонесе, как в типичном дорийском полисе, делились по возрастным группам. Мальчики и юноши проходили гимнасическое обучение, взрослые мужчины-воины защищали родину с оружием в руках, старики воевать уже не могли. Соответственно этому делению, атрибутами умерших на стелах были: для юношей – стригиль и сосуд для масла (арибалл), необходимые каждому атлету; для умерших в зрелом возрасте – меч с портупеей; а для людей преклонного возраста, – сучковатый посох, символ старости и мудрости.

Каждая стела – это миниатюрная копия храма. В эллинистический период наблюдается почти повсеместная для античного мира героизация умерших, которых, даже если они не были выдающимися людьми, чтили и в какой-то мере опасались потомки. Таким образом, как божество обитало в храме, так и обожествлённый герой обитал в месте своего погребения, имитирующем храм. В зависимости от того, как стелы представляют внешний вид храма или отдельных элементов его архитектуры, В. Н. Даниленко были выделены 4 их типа.

I тип – стелы с фронтоном.

II тип – стелы с антефиксами.

III тип – стелы с акротерием в виде пальметки.

IV тип – стелы с простым профилированным карнизом.

I тип надгробий – это модель храма с простой двускатной крышей. Эволюционно такие памятники происходят от героонов и наисков. Впоследствии эта форма использовалась не только для надгробий. В частности, Херсонесская присяга выполнена именно в виде плиты, которую венчает фронтон. Кроме того, в виде фасада храма с фронтоном выполнены некоторые херсонесские алтари, также принадлежащие эллинистическому периоду. Надгробия с фронтоном широко распространены в Аттике, Этолии, Лаконии, Фессалии, Северной Африке, Западном Средиземноморье и на Боспоре. В эллинистическом Херсонесе памятники с фронтоном ставили только на погребениях женщин.

женские надгробия.png

II тип стел представлен надгробиями с антефиксами. Этот тип тоже изображает храм, только в ином виде. Храм показан не спереди, а сбоку. Зритель видит как бы один скат крыши с рядом антефиксов по краю. Характерной особенностью этого типа является то, что такие стелы устанавливались только в качестве мужских надгробий. Единственное исключение – стела Адеи. Аналогичные памятники встречаются в Афинах. На Боспоре стелы с антефиксами неизвестны, в отличие от стел I типа. Такое оформление стел I и II типов, которое позволяет издалека, без прочтения надписи, определить, кому поставлен памятник – женщине или мужчине – неизвестен в других античных центрах.

Стелы III типа (получившие название стел-акротериев) венчаются одним акротерием, основание которого равно ширине стелы. Акротерии либо вырублены из той же плиты, что и стела, либо соединяются при помощи шипа. В последнем случае акротерий изготовлялся из более мягкого камня, чем стела. Некоторые акротерии имеют рельефные украшения: пальметки, растительный орнамент. Ряд акротериев, напротив, имеет гладкую лицевую поверхность. В таком случае орнамент рисовался на камне. Стелы с акротерием широко распространены в разных центрах античного мира, особенно в Афинах. Именно под аттическим влиянием они распространились в античных городах-государствах Северного Причерноморья.

nbg 2.png


IV тип стел наиболее лаконичен и строг по форме. Памятники этого типа заканчиваются простым карнизом. Стелы III и IV типов ставились и женщинам, и мужчинам. Правило ставить стелы 1-го и 2-го типа только на женские или на мужские погребения уже в римское время не соблюдалось так строго.

Поскольку стелы представляют собой миниатюрные копии храмов, интересно соотношение традиций культовой архитектуры эллинистического Херсонеса и архитектурных памятников малых форм. В Херсонесе известны храмы, решённые в дорийском и ионийском ордере. Концом IV – началом III вв. до н.э. датируются фрагменты ордера простильного ионийского храма. В Херсонесе зафиксировано следование двум архитектурным школам – ионийской и аттической. Для ордера малоазийской школы характерно наличие богатой рельефной прорезки. Для аттической типична полихромная роспись профилей, имитирующих резьбу.

cntkf c fhrjntnhbtv.png

Херсонесские стелы выполнены в аттическом варианте ионийского ордера – их венчающие и цокольные части украшены не рельефом, как, например, боспорские надгробия, а полихромной росписью: лесбийский киматий, овы. Другие архитектурные детали надгробных памятников из башни Зенона, в частности, антовые капители, выполнены как в аттической, так и в малоазийской манере и имеют либо рельефный декор в виде ионийского и лесбийского киматиев, либо полихромную роспись.

Дорийский ордер получил распространение в Херсонесе в первой половине IV в. до н. э. Стел, выполненных в дорийском ордере, нет. Судя по всему, дорийский ордер также присутствовал в погребальной архитектуре эллинистического Херсонеса, но только в оформлении наисков.

Росписи, сохранившиеся на стелах из башни Зинона, были выполнены восковыми красками в сложной и трудоемкой технике. Эта техника называется энкаустической и заключается в том, что художник наносил расплавленные восковые краски на мраморную или другую поверхность. Краски таким образом вжигались в поверхность, а художник, работающий в этой технике, назывался у греков «вжигающим», а сами мастера энкаустики подписывались с добавлением к своему имени слова «ενεχαε» («он вжег»).

Эта техника живописи позволяла создавать поразительно реалистичные картины. «Еще мгновение – и ты, воск, залепечешь!» – такими были слова восхищения Анакреонта, повествующего о правдоподобности изображения, выполненного в технике энкаустики. О восковой живописи подробнее всего из античных авторов рассказывает Плиний Старший в «Естественной истории». Он приводит различные примеры высокого мастерства художников, прежде всего греческих, владевших техникой энкаустики, и отмечает поразительную реалистичность их картин. Когда греческий мастер Зевксис нарисовал мальчика, несущего виноград, этот виноград слетелись клевать птицы. Кроме того, отмечает Плиний, греческие мастера умели применять светотень и оттенки цветов. Такая живопись, безусловно, высоко ценилась у современников и у последующих поколений. Важным является также рассказ Плиния о применении восковой живописи греками для росписи своих кораблей, так как «такая роспись… не страдает ни от солнца, ни от солёной морской воды, ни от ветров».

Росписи херсонесских стел в полной мере подтверждают свидетельства древних авторов. Сохранность живописи беспрецедентна, и не только из-за условий хранения, но и благодаря свойствам восковой живописи. Применение греческими мастерами светотени, обратной перспективы и других художественных приемов свидетельствуют как росписи стел, так и росписи других фрагментов погребальных сооружений, составлявших, по всей видимости, единый комплекс со стелами.

Необходимо отметить, что практически бесспорным является местный характер производства херсонесских стел. В отличие от редких привозных деталей, основные элементы надгробий были изготовлены в стенах города. На это указывает материал – известняк, встречавшийся буквально в нескольких сотнях метров от Херсонеса. Все шесть красок, применявшиеся для росписей стел, - белая, черная, красная, желтая, синяя и зеленая – имеют природное происхождение и также могли быть изготовлены на месте. Экономический подъём в эллинистическом Херсонесе, по всей видимости, способствовал притоку в город мастеров, возможно, из других античных центров, принесших архитектурные традиции различных школ.


飘过

用心

有用

点赞

无趣