Раннесредневековая пряжка из Ялты

2020-9-4 23:17| 发布者: 马兰| 查看: 6| 评论: 0

摘要: В1960 году в районе ялтинского городского пляжа при земляных работах была случайно найдена массивная серебряная пряжка с зоо- и антропоморфными изображениями. Пряжка хорошей сохра ...

В 1960 году в районе ялтинского городского пляжа при земляных работах была случайно найдена массивная серебряная пряжка с зоо- и антропоморфными изображениями. Пряжка хорошей сохранности, до очистки она была покрыта тонким слоем патины, почти не повредившей изделия. Это говорит о высокой пробе металла. Вес пряжки после очистки 288,3 г.
Пряжка найдена в г. Алуште в песке, привезенным из Ялты для приготовления строительного раствора. Ее обнаружил и принес в музей ялтинский штукатур Укркурортстроя Иван Дмитриевич Щикотинин. По свидетельству местных старожилов известно, что в 60-х гг. прошлого века песок для строительных работ брали из портовой части г. Ялты, в районе, где р. Быстрая (р. Гува) впадает в море. К сожалению, пряжка найдена вне археологического контекста, но ее происхождение из погребения очевидно.
пряжка из ялты_0.png


Ялтинская пряжка выделяется из родственных ей изделий высоким уровнем художественного мастерства, делающим ее уникальной. Она состоит из продетого в щиток подвижного овального кольца, круглого в сечении, литого язычка, имеющего легкий загиб на конце, граненого сверху и полого внутри и круглого двупластинчатого щитка, который прикреплялся к концу пояса при помощи девяти серебряных заклепок с рельефными го¬ловками в форме трилистника. Общая длина пряжки 10,7 см, ширина кольца 7,1 см, сечение кольца 1 см, ширина верхней пластины щитка 6,7 см при толщине 0,35 см, толщина нижней пластины 0,1 см, длина язычка 5 см.

Выдержанное в одном стиле оформление разных частей пряжки различно: язычок украшен рельефными изображениями, а щиток гравировкой с чернью. Язычок литой. В его основании — рельефное изображение скуластого мужского лица с удлиненными, слегка раскосыми глазами, остроконечной бородой и длинными прямыми усами с острыми концами. Волосы на голове и борода показаны точками и неглубокими короткими насечками. Эта часть язычка сильно потерта, что свидетельствует о длительном употреблении пряжки. Почти стерся нос, от которого сохранились лишь остатки широко посаженных ноздрей. На конце язычка — рельефное изображение головы барана с большими закрученными рогами. Шерсть его тоже изображена условно — точками и неглубокими насечками, нанесенными чеканом после отливки.

Особое внимание заслуживает верхний щиток пряжки. Как уже ука-зывалось, он двупластинчатый, литой. Изображения нанесены лишь на его лицевой стороне путем гравировки и чернения рисунка внутри концентрических кругов, играющих роль рамки. Кроме того, верхний щиток пряжки и язычок были позолочены, слой позолоты сохранился лишь местами. На других частях пряжки следов золочения не обнаружено.

орнамент пряжки.png

В изображениях на щитке можно различать два, отделенных кругом, самостоятельных сюжета. В центре последнего выгравирован триквестр «скачущих» друг за другом коней с длинными шеями, маленькими головами и большими торчащими ушами. Кони расположены вокруг солярного знака, имеющего форму трехлепестковой розетки, заключенной в небольшой круг (лепестки ее, вероятно, символизировали солнечные лучи). Внутри большого круга между изображениями коней помещены такие же трехлепестковые розетки; поле круга усеяно точками, по краю его — двойные лунки, а под мордами коней нанесены косые короткие насечки. Точки и лунки, возможно, тоже являлись астральными знаками, расположенными вокруг центрального — «солнца». Подобная символика была широко распространена в Иране, она связывалась с культом огня.

В пространстве между краем щитка и большим кругом нанесены стилизованные изображения восьми, по-видимому, человеческих лиц, заключенных внутри древесного листа. В верхней части каждого листа под «глазами» нанесен круг с точкой в центре. Подобное слияние растительного и антропоморфного мотивов находит аналогии в орнаментации металлических изделий как юго-восточной, так и северо-западной Европы. Однако прямые аналогии неизвестны.

Остальная часть внешнего поля щитка украшена такими же кружками (вдоль края щитка, а фон, как и поле внутри большого круга, декорирован мелкими точками). В декоративном отношении ялтинская пряжка имеет ряд характерных особенностей, позволяющих ее датировать и охарактеризовать в этнокультурном отношении. Наиболее близкая аналогия ялтинской пряжке опубликована Н. Феттихом. Это знаменитая серебряная пряжка с рунической германской надписью из Сабадбаттьяна в Венгрии. Она полностью повторяет ялтинскую пряжку по форме и размерам и напоминает ее по технике изготов¬ления, декору, и даже по форме заклепок. В пряжке Сабадбаттьяна также, как и в ялтинской, наблюдается сочетание художественного литья с чернением и позолотой и присутствие помимо забивки фона точками античных орнаментальных мотивов — листьев и плетенки. Однако ялтинская пряжка отличается большим разнообразием орнаментальных сюжетов. Кроме того, позолота на Сабадбаттьянской пряжке нанесена только на щитке двумя зонами, в то время как на ялтинской были полностью позолочены щиток и язычок.

пряжка венгрмия.png

Другая близкая по типу пряжка, опять же впервые опубликованная Н. Феттихом, была найдена в г. Замосць в Польше. Она входила в состав комплекса V в., включавшего в себя фибулы, пряжки, большой наконечник пояса. Эта пряжка на конце язычка имела рельефное литое украшение — голову зверя. Техника изготовления, форма и декор замосцькой пряжки те же, что и в венгерской или ялтинской, однако размеры ее значительно меньше. Подобные пряжки известны и в Румынии. Серебряная пряжка, близкая по форме и размерам ялтинской, с гравированным изображением рыбы была найдена' в комплексе IV—V вв.

пряжки_1.png

Приведенные в качестве аналогии пряжки изготовлялись в V в. в провинциальных римских мастерских для варваров. Однако нельзя исключать их изготовление самими варварами по римским образцам. Подобные серебряные пряжки с врезным орнаментом и позолотой были характерны для более западных, чем Крым, районов. Они встречаются в комплексах первой половины V в. в Австрии, Польше и на Западной Украине.

В Северном Причерноморье до этого они не встречались. Считают, что основу стиля подобных украшений в V в. положили художественные мастерские западных римских провинций. И. Тейрал писал, что такие пряжки в провинциях делались между 380—413/423 гг. Однако бытовать в варварской среде они могли и несколько дольше. Исходя из этого ялтинскую пряжку можно датировать в пределах V столетия. Близкие по технике пряжки Северного Причерноморья, опубликованные А. К. Амброзом и О. Д. Дашевской, относятся к тому же времени.

прорись.png

В отличие от датировки, вопрос об этнокультурной принадлежности ял¬тинской пряжки значительно сложнее. И.А. Баранов выявил схожесть стилевых особенностей изображения бородатого мужского лица на язычке пряжки и изображений на вещах гото-гепидского круга в Венгрии, Италии и Скандинавии. Однако, он отметил, что трактовка человеческих лиц в Западной и Центральной Европе отличается от изображения на ялтинской пряжке большей рельефностью изображения и нарочитой резкостью линий, приводящие порой человеческий образ к грубо схематизованному, переходящему в фантастический образ человеко-зверя. Стиль же выполнения лица на ялтинской пряжке, напротив, отличается заметной уплощенностью рельефа и плавностью линий. При этом манера изображения остробородого вытянутого лица с длинными прямыми усами и раскосыми щелевпдными глазами совершенно не характерна для западной торевтики с ее окладистыми прямыми или овальными бородами и укороченными грубоватыми лицами.

монета ирана.png

Иконография лица ялтинской пряжки приближает по¬следнюю к восточным древностям. Ее стиль характерен для Закавказья и Ирана кушано-сасанпдской эпохи. Аналогии можно найти в изображениях царей на раннесасанидских монетах, в облике кушаншаха Варахрана на серебряном блюде, на раннесасанидских сосудах. Все они выполнены по единому иконографическому канону, развитие которого можно проследить от древнеперсидского времени до завоевания Ирана и Закавказья арабами в VII в. Таким образом, изображение лица на ялтинской пряжке характерно для вещей иранского круга сасанидского времени. Те же корни прослеживаются и в сюжетах на ее щитке.

Более узко локализуется мотив коней, скачущих вокруг солнца. Он был распространен в иранских древностях Северного Причерноморья и Кавказа, уходя корнями в глубокую древность. Триквестр из конских головок, расположенных вокруг солярного знака, можно встретить уже на бронзовых зеркалах ассирийского Междуречья. Его появление в Северном Причерноморье, вероятнее всего, было связано с проникновением в эти районы ираноязычных племен. Этот мотив фиксируется в погребениях ранних скифов на юге Восточной Европы. Четыре серебряных бляхи с солярным знаком и головками коней вокруг него были найдены И. Е. Забелиным в кургане Толстая могила близ станции Краснокутская.

Близкие по сюжету и времени вещи были обнаружены в кургане Огуз и в кургане № 8 близ с. Волковцы. Все они являлись украшениями конской сбруи, связаны с культом коня у скифов и датируются VIII—VII вв. до н. э. Стилистически более близка изображениям ялтинской пряжки бляшка из кургана у с. Волковцы. На ней, так же как и на щитке пряжки из Ялты, кони схематизированы. У них очень длинные шеи и непомерно большие уши; они расположены вокруг четырехлепестковой розетки.

Сходны по композиции и бляшки из скифского Александропольского кургана. На одной из них изображено мужское лицо, окруженное шестью бычьими головами, другая — с четырьмя головами кабанов, расположенными вокруг солярного знака. Аналогичные украшения конской сбруи известны в Болгарии и Румынии.

Этот мотив продолжает бытовать у скифо-сарматских племен и в римский период. Так, в Федуловском кладе известны пять бляшек, на которых были оттиснуты изображения конских головок, расположенных вокруг розетки-солнца. В дальнейшем, этот мотив можно проследить в раннесредневековой торевтике Кавказа (могильник Чми). Все приведенные для аналогии вещи выполнены в технике невысокого рельефа, однако и чернение как декоративный прием к тому времени имеет уже глубокие корни.

В раннесредневековое время подобные вещи появляются и в Центральной Европе. Известна бляшка с подобным мотивом из Баварии. Она представляет собой нашивную пластину, состоящую из триквестра «конских» головок на длинных шеях, симметрично расположенных вокруг солнечного диска. Однако в отличие от подобных вещей из Северного Причерноморья или Кавказа, «кони» баварской бляшки больше походят на змей. Можно предположить, что на этот пришедший с Востока мотив оказали влияние предметы торевтики скандинавского происхождения, в частности, вещи связанные с культом змеи. При этом старый «конский» мотив на бляшке из Баварии трансформировался в нечто новое как по стилю, так и по духовному содержанию.

Ялтинская пряжка, судя по содержанию сюжетов и стилю изображения, была изготовлена в V в. в сармато-аланской среде Северного Причерноморья. Причем образцом для нее могли служить как изделия римских провинциальных мастеров, так и их варварские подражания. В сюжетах и технике ялтинской пряжки отразились сложнейшие процессы духовного и мате¬риального синкретизма культур Европы и Востока, резко усилившиеся в эпоху Великого переселения народов.


飘过

用心

有用

点赞

无趣